• «Крокус»: альпинизм как стиль жизни

    1 июля 2010, 15:20

    Альпинизм — не самый популярный вид спорта в Осетии. Он находится в тени борьбы и футбола, несмотря на то, что географическим положением республики созданы все условия для его процветания. То, как живут и тренируются альпинисты СК ГМИ «Крокус», узнавала Анастасия Ямщикова.

    История альпклуба «Крокус» пока недолгая — ему всего 3,5 года. Создал его Игорь Михайлович Васьков. По профессии он геолог и много лет провел в горах в силу своей профессии. После того, как его пригласили на кафедру геологии СК ГМИ, он и решил создать альпинистский клуб. Сейчас здесь занимается порядка 35-40 человек. И среди них не только студенты института.

    За время работы клуба некоторые ребята уже доросли до 2-го разряда, и чтобы продолжить рост по разрядной шкале дальше, им теперь необходимо сдать зачет по спасению пострадавшего в «двойке». На этом зачете я с ними и познакомилась.

    Он проходил в месте под названием «Родник», что километрах в пяти от Владикавказа в сторону Балты. «Родник» представляет собой скальный массив из твердой породы и расположен совсем рядом с дорогой. «Здесь тренировались еще наши деды»,— говорит старший тренер альпклуба Юрий Левковский. А сегодня зачет сдавали четыре второразрядника: Андрей, Гена, Давид и Макс.

    Приехали к «Роднику» пораньше, часов в 8 утра. На поляне под скалой никого, только из всех проезжающих мимо машин высовываются головы любопытствующих — поглазеть на странных людей в касках, с веревками и кучей какого-то железа. Под ногами на земле можно найти гильзы, и Андрей рассказывает, что в 90-е был случай: группа людей занималась на этих скалах, как вдруг по ним открылась стрельба со стороны Ингушетии. К счастью, тогда никто не пострадал.

    Поскольку я имею отношение к московским альпинистам, то ребята пытались сравнить себя и столичных горовосходителей. Да, у москвичей и петербуржцев снаряжение преимущественно зарубежных фирм, в то время как у альпинистов «Крокуса» преобладает отечественная «Венто». И лазают первые исключительно в скальниках (специальная обувь для скалолазания). Но далеко не всем клубам университеты оказывают материальную помощь. СК ГМИ помогает своим начинающим альпинистам со снаряжением, закупает спальники, системы, ледорубы, веревки, оплачивает инструкторов на сборах… Кроме того, «Крокусу» выделен отдельный кабинет, где проводятся теоретические занятия, лекции, собрания. Если сравнивать, к примеру, с альпклубом МГУ, у которого нет даже собственного помещения, а уж о материальной помощи от Московского университета можно только мечтать, то очень даже неплохо.

    Пока мы рассуждали обо всем этом, к скалам подъехали еще двое молодых людей. Они не готовились к восхождениям или соревнованиям — просто приехали полазать вместо зарядки. Один из них, в желтых очках и оранжевой футболке с крупной надписью «СУДЬЯ», а чуть ниже: «… кубок по лазанию на естественном рельефе в Цее», сразу категорично заявил: «Трассу «Триал» не занимать!» и отправился разминаться на более легкий маршрут. Все остальные последовали его примеру, но только меня попросили, чтобы я не фотографировала, как они лазают в обычных шлепках: «А то скажут, что скалолазание по-осетински — это лазание в тапочках».

    Тем временем подъехал «экзаменатор», КМС по альпинизму, Юрий Левковский. Он объяснил теоретическую часть сдачи зачета — как, с помощью каких узлов и какого снаряжения можно спасти напарника, который что-то себе повредил и дальше двигаться не в состоянии. Затем ребята приступили к выполнению всего этого на практике. Работали по очереди, и пока одна «двойка» сдавала зачет, все остальные стояли внизу и обсуждали насущные проблемы. Например, то, как обеспечить своевременное возвращение общественного снаряжения в клуб.

    — Документ надо какой-нибудь в залог оставлять! Но только важный, чтоб точно вернули.

    — Это хорошая идея! Давно пора что-то подобное ввести.

    — А ответственным за хранение документов в целости и сохранности кто будет?

    — Да тот же Тимур, например.

    Все задумались.

    — Ага, Тимур себе машину купит, кредитов наберет…

    А пока в клубе для учета снаряжения введена система карточек, как в библиотеке. Альпинисты сами следят за «круговоротом» снаряжения в клубе, и делают это добросовестно, потому что знают, что в случае потери кто-то из них может остаться без ледоруба или спальника.

    Начинаем обсуждать снаряжение. Интересуюсь:

    — Вы все «восьмерками» пользуетесь (инструмент для страховки — прим. авт.), а как же модные нынче гри-гри, реверсо (тоже инструменты для страховки, но изобретенные позже — прим. авт.)?

    — Гри-гри для беспонтовых альпинистов…

    — Плюс когда срываешься — гри-гри тормозит очень резко.

    Возражаю:

    — Но если веревка динамическая (т. е. может тянуться при нагрузке — прим. авт), то это нестрашно.

    — Хм… у нас — статика.

    Возникло молчание. Потом «судья», что в оранжевой футболке, добавляет:

    — И когда срываемся, то меньше 40 метров мы не летаем. Шутка.

    Альпинизм — школа мужества. Но как выясняется, в клубе «Крокус» есть и девушки. Их немного, около 8 человек, но Юрий Васильевич говорит о них не без гордости:

    — Как-то случилось так, что на одно из наших восхождений некоторые парни идти отказались, а вот три девушки пошли. И в результате успешно взошли!

    Кстати, про женский пол осетинские альпинисты не забывают никогда.

    — Мы даже когда страхуем напарника, с девушками общаемся!

    Крик сверху от лезущего напарника:

    — Ага, смсками!

    Но старший тренер старается обеспечить преемственность поколений, нарушенную в 90-е, и основной упор, конечно, делается на молодых людей.

    Если уж сравнивать альпинистов Осетии и других регионов, то нельзя обойти вниманием их отношение к промышленному альпинизму. Осетины, как и москвичи, и петербуржцы, и красноярцы или уфимцы в качестве подработки или даже основного заработка часто занимаются промальпом. Об этом говорит хотя бы тот факт, что когда я задала вопрос на эту тему одному, то все остальные сразу обернулись: «А что, есть работа?».

    Но президент клуба Игорь Васьков против промальпа настроен решительно: «Да, они действительно иногда так подрабатывают. Но вот один, например, доподрабатывался уже — теперь из института исключают». Васьков, по его собственному признанию, создал этот клуб для того, чтобы научить ребят правильному поведению и безопасности в горах. Коммерческий или спортивный альпинизм он не признает. И, возможно, именно из-за таких акцентов на сборах альпклуба СК ГМИ — тьфу-тьфу-тьфу — не было никаких ЧП.

    Будем надеяться, что благополучно пройдут и их сборы в Цее в августе. Зачет по самоспасению в «двойке» все успешно сдали и теперь цели молодых альпинистов — маршруты третьей и четвертой категории сложности. Удачи им и погоды!